Главная » Статьи » Статьи

Грезы Таракая


Однажды весной к дверям Улалинского дома малютки была подброшена плетёная корзинка, в которой лежали спеленатый младенец и записка: "Чепоков Николай Анатольевич, кумандинец, родился 30 января 1961 года."  Такое траги-сказочное начало биографии совершенно органично для художника-графика Николая Чепокова. Пожалуй, оно было бы более достоверно, если бы в той записке было написано: «Странник Вселенной. Здесь только на одну жизнь. Потом снова в путь», — читаем в предисловии к этой книге,  написанная Татьяной Веревкиной,  директором народной картинной галереи "Сибирский особняк".

За тенью посоха

"За тенью посоха". Зима 2000 г.

Мечта «отправиться бродить по свету» сопровождала Чепокова еще с детских лет. Трудно сказать, было ли это продиктовано постоянными интернатскими запретами, что само по себе делало понятие свободы неизбывной мечтой, или было предопределено свыше, но, отучившись в ПТУ на плотника и отработав по распределению на стройке, он бросил все и отправился в Путь по алтайской земле. За годы странствий чем только ни занимался — весной собирал папоротник-орляк, осенью — облепиху, мыл золото на реке Антроп, работал в Майминской геофизической экспедиции, кочегарил…

Все, что видел и слышал в пути, складывал в строки: так появлялись его стихи и рассказы, и запечатлевал на бумаге: так рождались его графические листы. Карандаш, кисть и тушь у него всегда с собой. Художником долгие годы себя не осознавал, работы называл «пустяками». И уже не счесть, сколько исписанных листков, которыми он заполнял заплечные мешки, безвозвратно пропало, оставшись на случайных стоянках, и сколько зарисованных листов ушло на растопку, если не разгорался костер!..

   

Ожидание. Октябрь 2003

Его графика — это привольная песнь об Алтае: его охотниках и музыкантах, пастбищах, кострах, стоянках, шаманах, озерах и ручьях. Рядом со всем этим у художника возникает другой мир, для него столь же неоспоримо реальный: заселенный духами гор и рек и героями алтайских легенд. Все это он увязывает причудливыми графическими линиями в единую картину. Где гора предстает в виде ждущей беременной женщины, которую снизу охраняют каменные воины кезеры, а сверху — снежный барс, загадочная кошка, символизирующая мудрость мироздания. А непознанная тайна женской сути вдруг предстает в образе женщины-оборотня Алмыски: кисть одной руки у нее нежна и изящна, а из другой вырастают смертоносные когти…

— Происходит перевоплощение: зло перетекает в добро, и наоборот. Чрево женщины дарит миру день и ночь, свет и тьму. Грань добра и зла тонка и неуловима, — расшифровывает сокрытые смыслы работ, требующие некоторых знаний алтайской мифологии. (Татьяна Веревкина).

       

Кайчи. Октябрь 2003 г. 

Эти рисунки можно читать, как рассказы или новеллы. Их интересно и расшифровывать, задаваясь вечной загадкой Алтая. Иногда автор как бы сам дает нам подсказку, в «подстрочниках» к своим графическим сочинениям: «Тихая ночь — томная женщина. Длинные волосы — облака. Муж с женой чай пьют. Разговор идет. Рядом ребенок. Идиллия. Все хорошо» («Тихая ночь»). Или под другой его работой, читаем: "Ожидание" — Для нас, алтайцев, горы живые. Одна гора — женщина, чем-то беременна. Рядом утес прислушивается к биению ее сердца и защищает то, что должно родиться. А вокруг человеческая жизнь идет. Мы не обращаем внимания на то, что сокровенно, что скрыто от нас, чего мы не видим. У нас что-то свое, свои проблемы».

В работе «Летящий» Чепоков изобразил себя парящим над землей:

— Это мои грезы, фантазии. Сказки, заблуждения подняли меня, и я парю над миром. Лечу над Алтаем. Внизу — горы, жизнь, своя реальность. Алтай в виде союза женщины и мужчины. Видны Телецкое озеро, Горно-Алтайск, стоянка, деревня. Облако с дождиком. Райские птички — мои глупости…

Летящий. 2003 г.

Своим учителем Чепоков считает известного алтайского художника Сергея Дыкова. Дыков вел изостудию в школе-интернате, где учился Чепоков. Там же прошла его первая ученическая выставка. Именно Дыков позднее рекомендовал работы Чепокова на персональную выставку в Москву в 2000 году. Потом были другие: зональная в Иркутске, выставка мини-графики, первая персональная в галерее «Модерн» в Новосибирске, выставки в Швейцарии и Австрии…

Свои работы художник подписывает: «Таракай«. Это имя персонажа алтайского эпоса «Маадай-Кара» — вечного путника, который не знает, куда и откуда он идет, и при этом знает что-то такое, чего нам никогда не узнать.

У Чепокова нет телефона, ему нельзя позвонить, его нельзя застать дома, потому что дома у него тоже нет. Известно только, что он зимой часто останавливается в Горно-Алтайске, а по пришествии туристического сезона часто бывает в с. Аскат...

"Корова-кормилица".   2003 г.

В новой книге представлено порядка полусотни графических листов художника. По словам директора галереи Татьяной Веревкиной, альбомом Чепокова «Сибирский особняк» предполагается открыть серию альбомов о художниках Горного Алтая.


Категория: Статьи | Добавил: n-chepokov (13.04.2013)
Просмотров: 2376 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: